Поход на Алтай или встреча с неизвестным

Аватар пользователя editor
Picture

автор: pavel9

Было ослепительно светло и яркий искрящийся свет, усыпанный золотой пылью пронизывал всё вокруг. Осознанность росла, пространство стремительно расширялось и, казалось, я сейчас взорвусь от осознания смысла всего мироздания. Величайшее спокойствие и умиротворение окутало меня, я ясно понимал, что нахожусь «на своем месте», там, где я всегда был и там где всегда должен быть. Я был «ДОМА». Рядом меня окружали родные души, и я не то чтобы видел их, я ощущал их всем своим существом, всей своей сутью, я знал их всех. Здесь не было времени, здесь просто всё было, было так, как оно должно быть. Чувство тотальной осмысленности, целостности и объединяющей божественной любви царило вокруг, я бы мог даже сказать, что я и был этим чувством.

Внезапно меня что-то толкнуло и я стремительно устремился вниз. Это было похоже на падение. Пространство сузилось, и я стал приближаться к чему-то очень маленькому, ограниченному, и как мне тогда показалось искусственному, это было похоже на вытянутое пятно или отрезок, по мере приближения к которому я понял, что это моя жизнь в нынешнем воплощении. Начало отрезка символизировало рождение, конец – соответственно смерть. Отрезок становился больше, и я падал куда-то в середину. При этом я видел всю свою жизнь как на ладони, и мне казалось, что я могу попасть в любую точку, какую захочу. Но почему-то меня потянуло в определенное место.

Послышался хлопок, пространство как будто раскрылось. Я глубоко вдохнул и открыл глаза. Тяжёлая мужская рука лежала у меня на плече, и низкий мужской голос произнёс «Вспоминай». Это был Ом. Разумеется, я не мог ничего вспомнить и чувство отчаяния, одиночества и разочарования нахлынуло на меня. Осталось лишь еле заметное ощущение, что я прикоснулся к чему-то несоизмеримо большему, к чему-то родному, вечному и до боли знакомому. Я встал, было темно, вокруг были горы, звездное небо, у костра сидело несколько человек. Сзади послышались странные звуки и несколько человек с чувством восторга, захлебываясь от волнения что-то рассказывали друг другу, я понял, что они возвращались из аналогичного путешествия, что и я…

Мне было 25 или около того. Я был молод и много путешествовал. Только сейчас я осознал, что нахожусь в предгорьях Южного Алтая, где-то в восточной части Казахстана. События предшествующие этой поездке были почему-то в каком-то тумане, я слабо представлял себе куда еду и что ждет меня впереди, но, тем не менее, ясно чувствовал, что всё вело меня именно к этому моменту и месту. Со мной было ещё человек десять, таких же отчаянных путешественников, как и я… Это был первый вечер в горах. Мне совершенно не хотелось ни с кем говорить. Я молча набрал кружку чая и, поймав несколько понимающих взглядов, вяло побрёл к палатке. Ночью я практически не спал, иногда погружаясь в яркие и интенсивные сновидения.

Следующий день начался легко и незаурядно, и, казалось, ничего не предвещало беды. Мы запланировали стоянку на весь день, так что можно было спокойно осмотреться или прогуляться по окрестностям. Ом сказал, что в «паре часов» отсюда есть очень интересная вершина, что при желании мы можем прогуляться до неё. Большинство последовало его совету. Мы вышли втроём – Ёж, Dostapo и я.

Пройдя несколько километров и забравшись на первый пригорок, мы встретили ещё несколько «наших». Это были Никогда, Aloe и просто Леха.

Итак, ребята шли нам на встречу и с ноткой разочарования сообщили, что дальше непроходимые скалы и достаточно опасно и рискованно продолжать путь к вершине. Мы остановились и решили перекусить орехами, сделать пару фотографий. Я заметил, что я фотографировался один, остальные либо не фотографировались вообще, либо снимали окружающие их пейзажи, аргументируя это тем, что создавать «личную историю» им не к чему. Действительно зачём??? Задумался я. Ведь человек на фотографии это уже не ты… Это всего лишь часть твоей «личной истории», с которой рано или поздно придется расстаться, это пустой набор социальных ролей, масок и разного рода ментальных и мировоззренческих структур. Но озарение посетило меня не на долго :-) и я продолжил фотосессию, всячески кривляясь, и воображая как размещу данные фото в социальной сети..

Я решил всё-таки проверить горы на прочность и мы с Никогда двинулись дальше. Скала действительно была отвесной и постепенно переходила в хребет. Хребет был очень узок, по краям были резкие обрывы и все, что оставалось – это ползти по вершине как по лезвию бритвы, только вперёд в страхе сорваться вниз. Прошло некоторое время, Никогда отстал, той самой вершины, о которой говорил Ом, до сих пор не было видно. Никогда был в метрах 80 от меня и что-то кричал, из-за сильного ветра я не мог разобрать что, но понял, что он возвращается в лагерь.

Разного рода мысли стали посещать меня – с одной стороны идти дальше одному было достаточно опасно, но с другой стороны мне казалось, что вершина где-то недалеко и поворачивать назад на пол пути глупо. Вдобавок ко всему меня захлестнуло чувство азарта и, разумеется, Чувство Собственной Важности дало о себе знать. Я был уверен, что МНЕ не составит труда покорить эту вершину.

Пройдя ещё 1,5 - 2 км по хребту и, несколько раз чуть не сорвавшись вниз, передо мной открылся потрясающий вид - тот самый Пик Ворошилова. Мощная неприступная вершина как игла грозно возвышалась над хребтом и, была, по сути, его продолжением. Также я заметил, что с других сторон к Пику подходило несколько хребтов. Величие и красота этой вершины, уходящей в небо, покорило меня. Что-то ёкнуло внутри, сердце забилось быстрее. Не с первого раза я нашёл подход к вершине. С большим трудом я взобрался до самого верха – до белого флага. Вид был потрясающий. Флаг был плотно вкопан, точнее сказать «воткнут» в скалы. Рядом была коробочка – что-то вроде маленького сундучка, там была пол литровая пластиковая бутылочка с записками, несколько зажигалок, нитки, иголки, даже несколько высохших пряников и конфет. Среди всего этого барахла мне попалась на глаза необычная плетёная красно-черная фенечка. Мне до того она понравилась, что я решил взять её с собой. Было начало пятого (темнело в восемь) . Я испугался, что не успею спуститься и, поспешил вниз. Я решил идти по другому хребту – так сказать для разнообразия.

Пройдя несколько сот метров по «лезвию» очередного хребта, я уткнулся в скальную стену высотой в несколько метров. Как я ни пытался, я не смог покорить её + все время присутствовал риск сорваться. Оставив попытки, я решил спуститься прямо вниз – по обрывистому склону. Сам хребет возвышался метров на 200-300 и если найти удачный участок, можно было быстро оказаться у подножия.

Найдя, как мне казалось тот самый удачный участок, я осторожно и медленно начал спуск… Спустившись метров на 30-40, я оказался на сыпухе (груде мелких камней). Я двигался аккуратно и не спеша, но, не смотря на это, груда камней подо мной неожиданно начала движение вниз. Я пытался вцепиться в скалу, в землю или в что-нибудь неподвижное, но вся масса на расстоянии 1,5 – 2 метров начала движение вниз!!! В метрах 15 виднелся приличный обрыв, к которому я стремительно приближался, почти на самом краю виднелся небольшой выступ – это была моя единственная надежда. Я двигался несколько секунд, но, как говорят, за это время вся жизнь пролетела перед глазами. Я остановился в 2-х метрах от обрыва и несколько минут изо всех сил сжимал этот спасительный выступ, хотя находился почти в горизонтальном положении.

Двигаться вверх было сложно. Каждый метр давался мне с трудом: делая каждый шаг, приходилось искать под грудой камней какую-нибудь опору или же делать небольшой подкоп, на который можно было опереться, чтобы опять не поехать вниз. Минут за 40 я проделал путь вверх, путь который в обратном направлении занял у меня несколько минут.

Следующей попыткой было идти вдоль вершины хребта (метров на 10 – 15 ниже), чтобы обогнуть ту самую скальную стену, с которой я не справился в самом начале. Я шёл очень медленно, так как вокруг почти везде были те самые сыпучие камни, по которым я съехал час назад. Проделав небольшой путь, я оказался в очередной ловушке. Передо мной был небольшой, но непреодолимый обрыв, позади и внизу сыпуха (из которой я еле выбрался), а саму вершину хребта от меня отделяла огромная, почти плоская скалистая стена.

Время было начало восьмого. Меня охватила паника. Через час уже будет темно. На плечах у меня был чехол от спальника (вместо рюкзака), в нём была уже пустая пластиковая бутылка, и немного орехов, которые были солёные и, из-за отсутствия воды, их совсем не хотелось есть. У меня не было ни зажигалки, ни даже фонарика. На мне был слегка утепленный спортивный костюм, и я знал, что на этой высоте температура ночью падает почти до 0. Кроссовки и штанины ниже колен были разорваны, от перчаток с открытыми пальцами тоже мало чего осталось. И я, уже в десятый раз прыгал на эту стену и уже изрезанными руками отчаянно пытался взобраться вверх. Но всё напрасно. При одной мысли о том, что я могу остаться здесь на ночь, меня начинало трясти.

Как??? Меня мучил один вопрос – Как я мог оказаться в такой нелепой и глупой ситуации… Я сто раз был в горах, я был уверен в себе, и я никак не мог поверить, что Я не могу спуститься с какой-то там горы. В общем, много мыслей посетило меня в тот момент. Мир разделился на две части – там внизу и здесь. Все проблемы моей жизни слились в одну – спуститься с этой горы. Было явное ощущение присутствия и, казалось, гора специально меня не пускает, смеясь надо мной. Я чувствовал себя маленьким ничтожным муравьём, от которого мало что зависит.

Было принято единственно верное (как мне тогда казалось) решение – медленно и верно двигаться обратно тем путём как я сюда пришёл, очень медленно, главное не подвергая жизнь опасности. Я так и поступил и двинулся назад. В 8 часов я был опять на вершине. Положив обратно одолженную фенечку (после этого момента я стал суеверным), я просто упал от усталости рядом с флагом и провалился в глубокий сон.

Времени прошло не много, но когда я очнулся, были видны первые звёзды, уже было достаточно холодно и дул сильнейший шквальный ветер. Я попытался развести костер, используя зажигалки из сундучка, несколько палок, которые я набрал по пути и те самые записки путешественников, оставленные в бутылочке. Конечно, у меня мало что получилось, но руки согреть удалось. Здесь оставаться было нельзя, так как дул очень сильный ветер, да и просто оставаться без движения было рискованно. С большим трудом, иногда подсвечивая фотоаппаратом, мне удалось преодолеть несколько десятков метров вниз. Дальше было несколько сложных отвесных спусков, и преодолеть их ночью было невозможно. Было принято решение провести ночь здесь.

Я выбрал место, где было несколько метров более-менее плоской поверхности. Разумеется, о том, чтобы вздремнуть не было и речи. Вокруг были скалы, источающие из себя холод, посвистывал сильный ветер и, прилечь означало окончательно замерзнуть. Я периодически присаживался на корточки и интенсивно дышал, выдыхая теплый воздух под мастерку, потом вставал, немного разминался (приседал, отжимался) и ходил эти 3-4 метра взад вперед, потирая ладони. Потом опять присаживался на корточки… Мне казалось, что я повторял этот круг бесконечно. Я уже вспомнил всю свою жизнь, обдумал, как и что изменю, если все-таки смогу спуститься с этой грёбаной горы. Я заметил, что начинаю материться, хотя всегда считал себя воспитанным человеком. Вспоминал детство, родственников, женщин и вся эта городская жизнь, с её пустой суетой, показалось мне такой мелочной, все эти переживания и тревоги такими ничтожными, что я даже посмеивался над собой.

По ощущениям прошла целая вечность. Я подсветил фотоаппаратом старые китайские часы Casio, которые мне одолжил друг. Начало одиннадцатого!!! Не может быть! Время практически остановилось, и каждые пять минут можно было смело прировнять к часу повседневного времени. Мало сказать, что за эту ночь я вспомнил и обдумал всю свою жизнь. Я осознал ценность своего существования. Просто быть живым и здоровым – более чем достаточно для счастья. Если человек жив – у него нет проблем.

Начало шестого. Плавно начинался рассвет. В горле пересохло, и я практически не чувствовал тела. Спуск оказался на удивление легким и занял не более 2-х часов. Я спустился по правому склону к огромному леднику, который являлся началом небольшой речки. Пить очень хотелось, и этот ледник сразу стал основным объектом моего внимания.

Спустившись, я бросил взгляд на вершину. Что-то величественное и грозное было в ней. Все эти горы олицетворяли мощь и глубокую древнюю мудрость. Они были живые. Пик Ворошилова словно смотрел на меня, демонстрируя свою силу и превосходство. Я чувствовал себя маленькой песчинкой в пустыне и прекрасно понимал – если бы гора не захотела отпустить меня – я бы не спустился. Я сделал низкий поклон в знак уважения и направился к леднику.

Следующий час я валялся на солнышке, пил воду и доедал оставшиеся орехи. У меня не было проблем. Точнее я решил ту единственную, которая у меня была – я спустился. Искупавшись в маленьком озере, которое было расположено по ходу реки, я продолжил путь к лагерю.

Первый кого я увидел, был Aloe. Ребята уже вышли к следующему пункту и шли тем же путём, что и я. Мы крепко обнялись. Подошло ещё несколько ребят, мы обменялись короткими фразами. До лагеря оставалось меньше часа пути. Там меня ждали Ом и Вомбат.

Я дошёл до лагеря, Ом и Вомбат сидели у костра и, как ни в чем не бывало, беседовали. Казалось, они не заметили моего появления. Я присел у костра и, начал жалостливый рассказ, намекая на то, что мне надо пару часиков отдохнуть. На что Ом ответил, что мой рюкзак уже собран и у меня есть минут 15-20 на то, чтобы перекусить. Нельзя было отставать от группы. Я еле стоял на ногах, но делать было нечего. Я вяло накинул рюкзак и поплёлся за Омом.

Это был третий день в горах. Мы шли по снегу, точнее по устью замёрзшей реки, силы постепенно покидали меня, и я думал лишь об одном – как не потерять из виду впереди идущих людей.

Было решено сделать привал. Ом порекомендовал мне старую добрую технику «сумрак», которую мы практиковали на днях. По его словам она перезагружает сознание и хорошо восстанавливает силы. ....Моё сознание выстрелило из тела, словно из рогатки. Резко назад, за спину, я словно выпал из реальности. Пространство с треском схлопнулось и я снова прикоснулся к чему-то вечному и изначальному, я ВСЁ вспомнил. Пришло время возвращаться назад и я знал, что всё забуду, но на этот раз не было чувства потери и отчаяния. Скорее наоборот чувство принятия и доверия происходящему. В нашем мире прошло всего несколько секунд, хотя по ощущениям я отдохнул пару часов. Я открыл глаза, вдохнул свежий горный воздух, визуально пространство стало чище, как будто все протерли тряпочкой до блеска. Я обрел большую целостность, некий стержень, которым являлось то самое знание кто я и откуда. Я молча и с лёгкостью взял рюкзак и уверенно зашагал вперёд. Впереди нас ещё ожидал перевал через большой хребет с довольно таки отвесным склоном…